Календарь души

38 неделя, 17–23 декабря

24 декабря называется днем Адама и Евы, что должно напоминать нам о грехопадении. Все время Адвента — это обратный путь к далекому прошлому, помогающий нам глубоко пережить отдельность человека от его небесной родины. Поэтому настроение этого пути тем тяжелее, чем ближе мы подходим к 24 декабря. Вряд ли остается хоть одна семья, в которой в эти дни не возникает какого-нибудь разлада. И затем удивительный скачок от 24-ого к 25-ому! Нет других, столь непохожих друг на друга дней. Как 24-ое напоминает нам о грехопадении, так 25 декабря — о спасении человека, о Рождестве Христовом.
Предание говорит, что это произошло в полночь, давая понять таким образом, что это был дар божественной благодати. Так же как мы переживаем каждую полночь во сне восстановление сил, так и великий дар, Рождество Христово, происходит в мировую полночь. От нас требуется, однако, сознательное участие. Все зависит от того, сможем ли мы принять этот подарок. Для того, чтобы полуночное богослужение прошло в свете наших сердец, нужны все наши силы. В этой службе светится духовным светом то, что можно будет во второй, утренней службе этого дня пережить в глубине души, а в третьей, дневной, вобрать в свой телесный состав. Три рождественские мессы, какими они были в прежние времена, так и назывались по латыни: in nocte (ночью), in aurora (утром) и in die (днем). Если с полной самоотдачей принять участие во всех трех, то можно почувствовать прилив сил, поистине возвращающий душе ее молодость. Но каждый подарок таким образом обязывает. Поэтому за 25 декабря следует третий день 26 декабря, когда принял смерть Стефан, первый христианский мученик, который в этот день был побит камнями. День Стефана напоминает нам, что в дальнейшем лишь от нас самих зависит, как поступим мы с даром божественной благодати. И с этой мыслью мы вступаем в последующие недели.
Изречение Рудольфа Штайнера на эту неделю называется «настроение Рождественской ночи».


Ich fühle wie entzaubert
Das Geisteskind im Seelenschoß,
Es hat in Herzenshelligkeit
Gezeugt das heil’ge Weltenwort
Der Hoffnung Himmelsfrucht,
Die jubelnd wächst in Weltenfernen
Aus meines Wesens Gottesgrund.
Я чувствую, что сняты чары
С духовного младенца
В душевном лоне;
В сердечной ясности произвело на свет
Его святое Мировое Слово,—
Небесный плод надежды,
Ликующий, растущий в дали Мира
Из божьей глуби сущности моей.